Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
22:57 

Kain Nightroad
"Все люди братья. Как Каин и Авель" © Александер Айлерс

Малютка Ренди очень любила нюхать спирт. В ее горле зарождался томный "аааах", когда она подносила к тонкому носику скляночку с резкопахнущей жидкостью и вдыхала едкий запах.
Слизистую сладко обжигало и какое-то животное возбуждение рвалось из груди нервным хихиканьем.

Малютка Синди препарировала кукол. Старательно готовясь к операции, она мыла руки коричневым хозяйственным мылом, что хранилось в чулане у ее бабушки и долго расчесывала золотистые локоны гребнем из слоновой кости, стоя у потемневшего от времени зеркала.

Малютка Джош был хорошим мальчиком. Исключительно потому, что в свои 9 лет он убил всего лишь одного человека.

"...дети выбрались из дома,
Взяли ножик, лампу, спички,
И коробку из картона
С неподвижной пестрой птичкой..."



01:11 

Kain Nightroad
"Все люди братья. Как Каин и Авель" © Александер Айлерс


По ту сторону полночи... Мы с тобой вовсе не целуемся.
Ты идеальный спаситель с лицом, углем замазанным.
Мои ладони все в смоле твоих волос и я к тебе прилип. К твоему теплу слишком горячему, перцом пахнущему.
Молчаливый и улыбающийся. Сквозь чернь улыбка пробивается. Надежда на то, что встречу тебя на дороге сна, костями выложенной. Несгораема.
Волочу за собой труп любви былой. Мне просто жужжание муж нравится...
На шее - бант гордо фиолетовый. Крепдешиновый.
Я так много узнал за этот месяц - не поверишь просто. И от всего так смеяться хочется!.. А ты только и делаешь, что ухмыляешься... да виски мои поглаживаешь. Знаешь просто, куда надавить, если из под контроля вдруг выйду...
От яркого света глаза ладошкой заслонил. Губы покусал. Вздохнул.
Мечты на вкус как костра пепел...

18:37 

Может и у меня что-нибудь получится.

Майн либен

Я научился ненавидеть.

Длинный белый забор, с покрашенной зеленым металлической решеткой, ограждающий вход в шахту. Небольшая кучка деревьев, на которых еще осталось несколько сухих листов. Тусклые битые стекла…

читать дальше

29.09.07

23:10 

Накатило.

carri.
Жизнь=хождение по проволоке, все остальное=пыль.
зловещей кажется пустота,
несбыточные надежды градом.
и прахом покрылись наши небеса.
ты все сломал.
ты предал слабых.
их кровь на руки мне лилась
и капала, лишь землю расщепляя.
ты был другим.
ты верил в чудеса.
теперь ты странник.
посланные откудато с низины.
а я смеюсь.
как верить я тебе могла.
а я боюсь.
как мне
все детям объяснить
как мне
смотреть в их чистые глаза.
ты жизнь сломал им.
ты предал сам себя.

надорванным голосом кричала она ему вслед. а он медленно перешагивал трупы убитых им людей, которым когда он обещал свободу

11:18 

Существо

Mr. Круп, Mr. Вандермар
Посвящается хозяйке сообщества. Надеюсь, она меня простит:gigi:.

У трупа имелся один, но существенный недостаток. Труп смердел. Труп смердел гадко, ужасающе и непотребно, так, что вся квартира напиталась сладковатым гниющим запахом, от которого начинало першить в горле и страшно слезились глаза. Но сидевшее на спинке дивана существо это почему-то не смущало.
Существо это было странное. Тонкокостное и длинное, оно сидело на спинке дивана, закутавшись в лоскутное тряпьё ярко-желтого цвета, по всей вероятности, бывшее когда-то платьем. Из-под подола торчали тощие ноги в полосатых шерстяных чулках, а за спиной мерно складывались и раскрывались стрекозиные крылья, наполнявшие спёртый воздух низким стрекочущим звуком жужжания. Существо мерно выковыривало у трупа кусочки мяса, с неторопливым смаком ложило их под язык и долго упоительно рассасывало.
Диван был старый, квартира – грязная, а девушка, чей труп глодало существо, - очень красивой. Но только при жизни. Воздушное струящееся платье серебряного цвета разметалось по продавленным подушкам, в подтёках слизи и крови, водопады пышных белокурых локонов свисали с подлокотника.
Щёлк-щёлк, цвирк-цвирк – стрекотали крылья.
Хрусть-хрусть, чавк-чавк – отрывалось мясо от рёбер.
Так продолжалось некоторое время, в течение которого существо питалось, труп смердел, календарь ветшал, а телефон звонил. Кстати, телефон, который, строго говоря, во всей этой истории и вовсе ни при чём, не выдержал сложившейся ситуации первым. Он захлебнулся судорожной трелью и передал эстафету дверному звонку.
Цвирк-цвирк, щёлк-щёлк – проклекотал звоно. Существо прервало свою трапезу, отлепилось от дивана и пошло открывать входную дверь, за которой стоял высокий незнакомец, одетый во всё чёрное. Выглядел он внушительно.
- Мне назначено! – пророкотал густой баритон, и существо впустило незнакомца в гостиную, присовокупив по дороге «Ах, это Вы, господин Герой, проходите».
И пока Герой, расправлял плечи, скидывал на пол плащ и вытаскивал из ножен свой сверкающий меч, не заметив диванного трупа, существо, хищно усмехаясь, отрывало от календаря листок, тихонько-тихонько бормоча:
- Герой… Герой в календаре назначен на второе. Но первого числа - принцесса умерла…


00:19 

Kain Nightroad
"Все люди братья. Как Каин и Авель" © Александер Айлерс
Младший брат дьявола...
Во всем твоем аромате всегда было что-то от лета, что-то от роз... Обладатель отрешенных черных глаз и длинных, бледных, благородных и грустных кистей рук. Ты ломал шеи котятам и нежно гладил мои волосы.
Улыбающийся своей красивой и грустной улыбкой, которая так часто надрывала мне сердце... Жестокий маленький гений. Спаивающий меня и подносящий спичку к сотой за день сигарете. Улыбающийся идущей у меня из носа крови...
Ты менялся в мгновение. Тяжелые блестящие слезинки. И я несу тебя на руках в твою спальню и долго глажу по голове, ожидая твоего сна и думая о том, как быстрее бежать от тебя...
Младший брат дьявола...
Любитель белого шоколада и крупных бусин, обкатанных морем.
Душитель бабочек и собиратель сочных я год ежевики...
Любить тебя до слез и знать, что буду элитным гостем в доме твоего брата...




20:29 

Kain Nightroad
"Все люди братья. Как Каин и Авель" © Александер Айлерс
Remember
I will still be here
As long as you hold me
In your memory.

Remember
When your dreams have ended
Time can be transended
Just remember me...


Сломанной рукой рисовал на обоях коварных Джоконд с выпученными глазами. И по что я такой жестокий, - спросил ты, щелкая зубами.
Я тупо сплю с тобой рядом.
Отрастив длинные ногти, я со смаком ломаю их об твою шею. Разрывая этот круг, с наступлением нового дня я снова сшиваю его грубыми черными нитками и замазываю рубцы на твоей шее яркой кровью йода.
Наша любовь совершенна. Я и .. я.



{I'm dying, i hope you dying too}

22:46 

Читать вслух с выражением - тогда звучит.

Заварушка*
Сделал гадость - сердцу радость!
Цокот, цокот, цокот... По кругу, быстро, ещё быстрее! Роскошное платье... Безупречное, роскошное,золотое,шёлковое,пышное, бесподобное! И снова цокот. Близко замок, близко бал. На этом балу одна такая. Роскошная, богатая, элегантная, красивая... одна в таком платье. Одна с этой копной золотых волос, безупречной бронзовой кожой и длинными, полуметровыми ногтями. Одна - не танцевать, а за новой жертвой, которая падёт перед её чарами, упиваясь кровью... Таких нет больше. Она одна.
Бал. Золотая зала, шорох одежд и она - в сияющем платье, глаз не оторвать, с длинными чёрными ногтями, рвущими шёлк на шторах, роняющими кровь... Красивый высокий брюнет. Стоит, облокатившись на подоконник. Смотрит куда-то. Её глаза сверкают. Смотрит, видит... Никуда не денется. Как и все.
Шорох платья, приглашение на болкон и звон бокалов за спиной. А в руках бокалы красного вина, как кровь. Она пьёт, и словно губы впитывают цвет. Из-за штор льётся музыка, очерендная симфония, все танцуют, голоса, звон и опять цокот. Скоро уходить, но она не торопится. Его рука тёплая, пока ещё тёплая, но хозяйка губ, впитывающих цвет вина обладает ещё и руками, впитывающими тепло живых. Но ненадолго. Грань - тонкая грань, её легко преступить, перейти, а за ней - уже подругому, пытаться исправить поздно, вот тогда и начинается - упиваешься. Пьёшь, и тепло, цвет, сила-берёшь всё. И сейчас. Танец медленный, а когти уже впиваются во фрак, раздирают ткань, кожу, мышцы. Он не кричит, в глазах вопрос, в руках вино, уже не красное, прозрачное - всё выпито. И кровь, и сила, и разум - всё. А впереди бесконечный цокот, цокот, цокот...

20:28 

Мое видение некоторой сказки, доброй и старинной.

крепче держись за меня
Собственно, писалось все не просто так, а под впечателением одной картинки. Картинка, разумеется, не моя, но лицезреть ее надо
Это было не наше время. И совсем не наш мир. В этом мире допускалось волшебство, оно было естественным. Но не каждый мог творить его. А тем более - пользоваться.
И вот, в одном из самых важных городов жила-была одна семья. Отец-колдун, мать и их дочь. Дочь звали Тризолиндой. Время шло, мать умерла. Она ведь была совершенно обыкновенной и не имела возможности пополнять свою жизнь, как делал это ее муж. Тризолинде в ту пору было уже шестнадцать годков от роду.
Нашел тогда отец ей новую мать, очаровавшую ее древними эльфийскими чарами. И поддался колдун им, и отдал всю свою силу ей. И стала она измываться над нимы, жила на их территории вместе со своими двумя дочерьми, вытягивая силу жизни из муженька и Тризолинды, которую теперь презрительно называла Золушкой.
Когда Тризолинда впервые поняла, что ее необычайная красотауходит к сестрам, она поняла, что нужно что-то делать. Она ведь дочь колдуна! И тоже имеет силу. Правда, ее нужно пробудить. Вот только как? Отец, услышав это, воскликнул:
- Нет, Тризолинда, не смей этого делать! Ты же потеряешь свою красоту, ты станешь таким же, как и я!
Дело в том, что колдуны в этом мире платили за свои дары. Они изменялись, их тело становилось серым, пальцы вытягивались и становились похожи на крюки, пропадал нос и рот, исчезали зрачки. И сами они начинали выслить по-другому.
- Плевать, папа! - решительно ответила девушка. - Неужели ты не понимаешь, что максимум через неделю я и так изуродуюсь. А, овладев силой, я верну тебе твою и расквитаюсь с мачехой. Кроме того, я смогу сделать себе иллюзорный, ничем не отличающийся от сегодняшнего, вид.
Отец повздыхал-повздыхал, да и согласился.
Оказалось, что нужно было провести тыквенный обряд. Тризолинда совершила его в тот же вечер. Нужно всего-лишь было нырнуть в тыкву. Прыгнуть в нее, будто это не овощ, а колодец. Если тыква примет девушку, то отдаст ей ее силы. В обратном случае... Бывший колдун не уточнил, что бы случилось.
Но все прошло благополучно. Из тыквы Тризолинда вернулась да не одна - страшные демоны принадлежали ей, готовые служить верой и правдой. Высшие в внутритыквенном мире решили сделать ей подарок, видя, что сила ее велика.
Ночью Тризолинда расправилась с мачехой и сводными сестрами, которые посмелись покуситься на ее красоту и молодость. Об их стонущих призраках-душах до сих пор ходят легенды по тому миру. Отцу вернулась его сила, но он был намного слабее дочери как маг.
А Тризолинда, год ткавшая себе иллюзию, поехала на королевский бал. Иллюзия была настолько качественная, что никто не мог и подумать, что за образом нежной наивной девушки прячется колдунья. Даже на ее демонов-слуг эта иллюзия распространилась, они выглядели маленькими домашними собачками.
Конечна, иллюзия была эфемерной: Тризолинда развеяла ее сразу после заключения брака с принцем королевства, с которым познакомилась на балу. Однако никто не посмел аннулировать брак.

@настроение: Не знаю, насколько вышенаписанное мозгодробительно, да.

01:06 

Kain Nightroad
"Все люди братья. Как Каин и Авель" © Александер Айлерс
Я расскажу тебе на ночь сказку.

Про престарелую Королеву, которая много пила и нюхала табак.

В ее комнате всегда пахнет нафталином и померанцем. Она до смерти любит выпить перед сном хереса и посидеть перед камином, листая некрологи, посвященные ее бывшим подругам.
Ее губы кривятся в усмешке, а из впалой груди рвется старый дракон глубинного кашля.
Она засыпает под утро, устав от круговерти мыслей о прошлом и обрывочных воспоминаний, которые рвут мозг в клочья. По сему, она часто встает, чтобы выпить воды и постоять у большого окна, вглядываясь в светлеющий горизонт.
Она ненавидит солнце и водит близкую дружбу с местным Чернокнижником, который поддерживает над городом Королевы вечный сумрак и туман.
Как и все люди мира, Королева не прочь обмануть Старуху с Косой. Но ей итак отпущенно едва ли не достаточно. Ее народ проклят. Ею.
Черная Шахматная Вдова. С хваткой как у голодного краба, она не оставляет в живых даже того, кто смог плохо подумать о ней.
Пальцы ее так любят слизывать кровь с помоста для казней. Растирать между друг другом пряные яды и пробовать на прочность клинок...
Она умрет на закате цивилизации, почти умалишенная от радости, что пережила всех своих врагов...
...Сжимая в кулаке позеленевшую от времени табакерку и фотографию Принца двухсотлетней давности...


20:31 

Анимация

Mr. Круп, Mr. Вандермар




  

"Летающие котелки"
В тусклом сером городе, наполенном запахами кислой капусты и канцелярских чернил, жили исполенные достоинства господины, опираясь на зонтик-трость...






  

"Virus"
Она прыгает с крыши, а тому, из-за кого это было сделано - наплевать. И плакать будут те, кто остался, те, на кого наплевать было ей. Это всё только кино... Мой несостявшийся привет Джеймсу Морроу=).






  

"Убийство"
Была зима, мир пах снегом, её муж охотился, но она знала, что на самом деле он пошёл к своей любовнице, оставив её гнить в этой дыре, наедине с запертыми в клетках птицами. А ребёнок всё время плакал, всё время чего-то просил, всё время действовал ей на нервы... И Мари убила его. Просто спустила курок.






  

"Веер"
А вот в этой фотографии лично я ничего мозгодробительно не вижу, но NadinMart сделала предположение, что перед таким невинным взором могут творится жуткие вещи...






  

"Портреты предков"
Да, иногда наши родственники могут сделать нам ручкой даже спустя много-много лет...




С фоторадикала:
i031.radikal.ru/0712/e8/5c06adcc68fc.gif

21:13 

Оправдываюсь тем, что написано в 12 лет.

Заварушка*
Сделал гадость - сердцу радость!
У Котьки была привычка: крутить на ушах макароны. Она продевала их в уши, в дырочки, спиралью, шла и крутила. Ещё у неё были ушки, настоящие, как у Микки-Мауса, выше обычных, она заразилась ими пока по тысяче раз пересматривала мультики. У Котьки была большая сумка с таким колличеством разных изображений, что рассматривать их все никто не решался, и кеды с колёсиками, чтобы проноситься мимо ларьков с плюшками или комиксами и схватывать желаемое, оставляя за собой только пыльный след и непонимающие взгляды. Котька любила своих родителей: но она обиделась, что они её бросили в 2 года, и собиралась простить только за леденец. Но родители всё не собирались извиняться, уже 12 лет не собирались, и Котька перестала дуться, теперь она уже не думала о них: прошлое есть прошлое.
Котька любила своих друзей, они вшестером жили в одной комнате и Котька спала на подоконнике, потому что считала, что так удобнее, а преподавательница как-то рассказала, что если Котька случайно выпадет, то вскоре попадёт к родителям. Но Котька не выпадывала, потому что ещё не купила им подарки. Маме она хотела подарить плюшевого мишку, почти такого же большого и бурого как у неё самой, а папе большую кружку с дымящимся кофе. Но у неё не было денег на все эти сокровища, и Котька воровала комиксы и плюшки, продавала их и всё копила на кружку папе и медведя маме. Так шли годы.
Когда Котьке исполнилось 14, подружки и воспитательница подарили ей деньги. И Котька купила медведя и кружку, но у неё не было денег на кофе. И Котька стояла у кафе и слушала о чём говорят дети с родителями. Они говорили о приближающемся Новом году, и Котьке непременно захотелось поздравить родителей.

В этот вечер им сделали подарок к Новому году: подавали кофе. Котька тайком принесла кружку и наполнила её. Она была счастлива. Она очень хотела найти родителей и поздравить их. Но преподавательница закрыла окно ставнями и Котька не могла выпасть. Близился Новый год, и холод заполнял улицы, макароны Котьки, заполнял её душу отчаянием, и только кофе почему-то всё не остывало.

Новый год наступил. Сегодня в 12 часов закончится старый год и начнётся новый. И Котька так и не сможет поздравить родителей. Все пошли в кино на новогодний фильм, но Котьке не хотелось. Она вышла на балкон на пятом этаже и прижала к себе неостывающий кофе и медведей, своего и маминого. Котьке сказали, что кофе не остывало, потому что папа грел его своим теплом, просто Котька не видела. И тогда она опять надувалась на минуту, и думала что всё-таки леденец не будет лишним в их примирении. Но потом она прижимала к себе кружку и делала маленький глоток чтоб согреться и опять решала простить родителей, потому что они наверно просто очень гордые, что ещё не пришли мириться.
Все собрались в гостиннолй в 11 вечера. Котька не хотела спускаться. Она сидела и смотрела на звёзды: большие и золотые и просила у деда Мороза, чтобы он дал ей встретиться с родителями в этом году. Котьке было холодно, она закашлялась. Потом перелезла через оградку и посильнее прижала к себе медведей. Где-то внизу белели сугробы, наверху сияли звёзды, а Котька вертела в ушах макароны.
Оставалось 2 минуты до полуночи. А Котька так и не смогла встретиться с родителями. Теперь она уже не успеет. Котька всхлипнула и слеза растопила снег где-то внизу.
На балкон влетела подружка и позвала вниз. Котька стала перекидывать ноги обратно через бордюр, и тут зацепилась за что-то. Котьку потянуло вниз за свитер и она, вцепившись в кружку и медведей, свалилась куда-то туда, к белеющим сугробам. Она даже не успела понять, просто что-то хрустнуло и перед глазами появились родители. Хоть Котька их никогда не видела, но знала, что это они, мама и папа. Потом всё исчезло.

Третьего января они хоронили Катю Санникову, которая умерла 31ого декабря, потому что по случайности свалилась с пятого этажа. И хоть все плакали, но знали, что Катя теперь с родителями и радуется Новому году.

03:57 

продолжение. спасибо госпоже Вареньке Д. за идею.

альтер и я;
альтер; сцуко; эго
Меня зовут Андалузский Пес и вот уже два года я обитаю в ЛаЖе. Мне доводилось слышать, что ЛаЖа лучше Даярки, поэтому я бы уверен, что даже заглядывать туда не стоит. Но всё же я сейчас тут, на верхнем этаже Даярки, стою перед белой дверью с мелкой черной надписью «извне столбцов. капроновая драма». Звучит красиво. Я полушепотом повторяю эти слова, но смысл от этого не слишком проясняется. Я попал сюда из чистого любопытства, кто-то из моих Друзей на ЛаЖе переселился сюда именно из-за этого загадочного зала с не менее загадочной дверью. Тут обитают Таланты.
Я неуверенно поворачиваю ручку двери и вхожу в зал. Зал довольно просторный, с белой мебелью по углам и яркими фотообоями на стенах. На белых скамейках сидят люди, все в огромных очках, туфлях с бантиками и бесформенных платьях, юбках и кардиганах. Девушки, разумеется. Юношей тут почти нет, разве что один весьма лохматый паренек в кедах со звездочками бросает на меня презрительный взгляд и лениво протягивает «убого». Рядом с ним шагает полноватая девушка с густой челкой, в туфлях-лодочках на босу ногу, так что выглядывают ее бледные пальцы. Она подходит к невысокой белой кафедре в другом конце зала, неразличимая молодежь притихает. Девушка приближается к микрофону и представляется:
- ТочкаСоль.
Я устраиваюсь на одной из скамеек, рядом с двумя девушками, как капли воды похожими на ТочкаСоль. Вблизи я замечаю на их лицах белые прямоугольники с нечитаемым мелким текстом.
- Я в восторге от новой коллекции ТочкаГоу, - шепчет одна из «близнецов». На ее лице красуется вуаль, закрывающая половину глаза и подбородок. – Мой любимый мейкапер.
- ТочкаРан, - вторая девушка указывает на свою щеку с белым прямоугольником и каракулями в центре. – Техника не хуже, и идеи похожи.
- СПИЗДИЛИ!
От неожиданности я подскакиваю на месте – справа от меня откуда-то взялась кудрявая девушка с множеством каракуль, трещин и прямоугольников на лбу. На одном из них достаточно крупная в сравнении с остальными, надпись “.go”.
Девушка нервно закуривает и принимается выводить странные фигуры на руке, приговаривая:
- Ебашат без угрызений совести, мейкфакеры.
Издалека я слышу театральный голос ТочкаСоли.
- В скрещении румянца капилляров, я растворяюсь. На картах ребер, всенепременно черной масти, не помещаюсь. Тяжелым вздохом в легких растворяюсь. Но в сердце… в сердце! не могу попасть. Проникновенно.
Зал взорвался аплодисментами.
- Браво!
- Восхитительно!
- Проникновенно!
Что же до меня, то я не могу подобрать никакого слова. Я абсолютно ничего не понимаю. Не могу сказать, что я считаю себя глупым человеком, но все эти.. дети, им ведь не больше семнадцати…они будто понимают. Неужели и впрямь Таланты?
Я поднимаю взгляд на кафедру. За микрофоном стоит ТочкаСоль, но… постойте, юбка красная, а не синяя, да и стрижка короче.
- ТочкаПрактикаБоли, - представляется она.
Кажется, это действительно семья, может у них фамилия такая – Точка?
- Запекайся кровью под моими ногтями, рви на клочья тетради с полями, подрывай связки, обрывай связи. Терновым венцом на лбу, пуантами с иголками, книжными полками, пылью на полу, сотрись. Тебе не быть таким, как я, моя безнравственная детка.
И снова аплодисменты.
- ТочкаТыМнеНадоел.
- ТочкаТыПомнишьВкусМалиныЗнакВопроса.
- ТочкаТыБылНеТакХорош.
- ТочкаТыИДикийДик.
Кажется, я схожу с ума.
- ТочкаПравыйГлазТвоегоДеверя.
Зал наполняют всё новые и новые люди, выглядящие совершенно одинаково, и я больше не пытаюсь запомнить их имена или расположение белых прямоугольников на лицах. И вдруг меня осеняет. Я поднимаюсь, подхожу к микрофону…
- Андалузский Пес, - называю свое имя.
Точечные удивленно таращатся на меня поверх своих огромных очков. Паренек в кедах томно шепчет «убого».
- ТочкаАндалузскийПес.
Паренек хмыкает, некоторые девушки довольно кивают. Я обвожу взглядом зал, полный до смешного похожих детей. Цепляясь взглядом за их однотипную одежду, я начинаю:
- В пучинах твоих красных складок… в сплетеньях призрачных кровей… Я нахожу не то, что надо, а ту, что может быть моей. Перебирая нервно пальцы, на поле шляпы, на руках, мне больно даже и пытаться, лететь к тебе на всех парах.
Девушки дружно ахают, а я вхожу во вкус.
- На бантиках безумных лодок готов наверно умереть. И жить для них я точно мог бы, но твои фразы будто плеть.
Точечные восторженно аплодируют.
- Несравненно!
- Цепляющее!
- Как будто обо мне!
Мне смешно, я плетусь к выходу, а к кафедре подходит следующий клон ТочкаСоли.
- ТочкаПочемуБыНамНеТрахнутьМолкуЗнакВопроса.
Дети. Ей-богу дети.

22:32 

Mr. Круп, Mr. Вандермар
12:22 

Здравствуйте, мои юные друзья.
Подумав, нецензурные выражения из мозгодробительного рассказа я решила убрать. Текст от этого хуже не стал.
Предупреждаю, многабукаф. И всо об одном, о родном - о дайрах.

- Ты не был на Площади Трех Мозголомов? – от удивления Приятель поперхнулся чаем. - Ты безнадежно отстал от жизни, друг мой!
Я покорно склонил голову и промолчал. Который день Приятель приходит ко мне и с маниакальным упорством втолковывает, что без дневника - как без паспорта. В приличное общество не попадешь, то есть.
- Хорошо, я схожу…. Потом.
- Потом? Сейчас же! – Приятель решительно поставил чашку на стол.
…Через пять минут мы уже быстро шагали в центр города, на Площадь Трех Мозголомов. На площадь трех зданий, упирающихся крышей в небо: каждый день в них прибавляются новые этажи, исчезают старые. Каждый день в них образуются новые коридоры, по которым традиционно ходит кто-то невидимый, и оттого страшный. Говорят, это сам Админ. Здания эти – Даярка, корпорация ЛаЖа (результат объединения двух могущественных домов: Лиры и ЖуЖи) и ИзМаил.
читать дальше

23:05 

в детском саду меня все уважали
еще одно.
опять же, не уверена, что подхожу под формат. ну да ладно.
кто не рискует, тот не пьет шампанского.
читать?

22:19 

Mr. Круп, Mr. Вандермар
А эта сказка в своё время писалась для К. Мутных

читать дальше

15:58 

в детском саду меня все уважали
для начала нужно было бы написать что-то типа "пРеВеД, йА тИпЕрЬ с вАмИ, ГЫЫЫЫЫ".
но не хочется.
и я тоже пришла разрушить ваш мозг, хотя ничего, кроме розовых слюней и соплей я не напишу.
уничтожить ваш мозг?

если тут и есть что-то мозгодробительное, то оно в конце.

00:38 

kimta
извините, не знаете ли вы фотографа Ирене Пакхомофф? Дать ссылку на ее сайт можете?

22:49 

Себе самой я с самого начала то чьим-то сном казалась или бредом, иль отраженьем в зеркале чужом, без имени, без плоти, без причины (А.А.)
Здравствуйте, господа и дамы. Спешу поздравить себя со вступлением в сообщество с таким чудным названием, может, это ускорит процесс расщепления остатков разума.
В качестве увеличивания информативности и "ценности" поста вот: даже не знаю, может это сломать мозг или нет, во всяком случае это такой "превед из подсознания", как и большинство моих рисуночков *если это не портреты ;-)* Называется "Моя весна"

здравствуйте, сейчас я сломаю ваш мозг. садитесь удобнее...

главная