00:27 

зомби из Уфы
Да, если бы можно было заменить также и плоть ее, и мозг, и память! Если бы можно было самую душу ее отдать в чистку, чтобы ее там разобрали на части, вывернули карманы, отпарили, разгладили, а утром принесли обратно... Если бы можно!.. (с) Рей Брэдбери "451 по Фаренгейту"


Самый обычный день, без плохих новостей и событий, но и без радостных. Обычный рабочий день, обычные люди в транспорте, холодные и бесцветные взгляды, равнодушные ко всему окружающему. Наушники в ушах, шипящие в атмосферу завыванием бесполых существ, именующих себя певцами, но по сути не представляющими из себя ничего. Пафосные слова о смерти и любви, или же наоборот, бессмысленный повтор одних и тех же ничего не значащих красивых комбинаций слов. Быстро запоминается и так же быстро приедается. Я тоже вставлю стерео-ракушки в уши, притворюсь погруженной в свой мир, обособленностью своей не отличаясь от всех других. Но не стану включать музыку. Просто ради эксперимента.
Одновременные монотонные покачивания при повороте, один наклон головы и тела, один отрешенный взгляд, одно настроение на всех. Понедельник, вторник, среда, четв... День ото дня. В автобус заходит мужчина. Ровно в это время, будни, уже не молодой, заметно лысеющий, но молодящийся мужчина, пахнущий не особо дорогим одеколоном. Он выйдет на центре, встанет у входа в местное кафе, посмотрит на часы и снимет с пальца кольцо, убирая его в карман. Все это я вижу, пока водитель ждет зеленый свет. А когда автобус тронется, к мужчине подойдет молодая холеная девица, явно жаждущая его материальных благ. Автобус набирает обороты, все размеренно покачиваются в такт движению, каждый слышит в этом ритме свою мелодию. На следующей остановке зайдут две девушки, сядут по разные стороны друг от друга и будут пускать взглядами стрелы то ли ненависти, тот ли чего-то ещё, непонятного мне. Я выхожу на конечной, когда за окном уже заметно вечереет и небо затягивает темно-синяя пелена. Поднимаю воротник пальто и все-таки включаю музыку. Так легче идти вперед, быстро и легко, словно ветер подталкивает в спину. На некоторых моментах ещё не приевшейся мелодии иду медленнее, плавнее, сбавляю темп. Иногда, когда хорошее все же случается и происходит, даже пританцовываю. Или представляю, что кружусь как листья - кругОм и крУгом. Сегодня в воздухе витает что-то. Что-то необъяснимое и почти неуловимое. Может, это все старые воспоминания? Они пахнут каплями дождя на твоем свитере.
Вы думаете я знаю все, что мне стоит знать? Последнее время. Мания? Вот оно, это место. Это тоннель, длинный и темный, потому что освещение в это время тусклое и мигающее, подмигивающее теням и силуэтам на стенах замкнутого пространства, в котором есть два выхода. Идти вперед или же повернуть назад. В обоих случаях я рискую получить от одной из теней удар в спину. Вы думаете я из робкого десятка? Нет, раньше такого не было. Но это место, от него мороз и мурашки по коже. Я вытаскиваю наушники из ушей, до меня доносится их тихое жужжание. И шаги за спиной, словно эхом катящиеся по стенам тоннеля. Шаг в шаг, но с опозданием в долю секунды, едва различимым, но все же. Боюсь повернуться. Шагаю быстрее, чтобы скорее преодолеть это место, последнее время навевающее не очень-то и приятные ощущения и чувства. Такие, как страх. Представьте. Темно, вы один идете по тоннелю. Впереди свет, слабый, но свет. Вы стремитесь к нему, желаете войти в него, оказаться по ту сторону. И сзади звук... Я иду быстрее. Середина, вот! Я делаю шаг, и он тоже. Он - то, что преследует, не дает спокойно жить и снится по ночам. Он сразу за мной. Позади. Он дышит мне в спину. Если я сделаю ещё один шаг, то он ударит меня ножом в спину. Может, проткнет легкое, и я буду захлебываться, медленно и мучительно. Может, повезет, и в нервы. Сердце стучит так, словно я пробежала кросс, хотя это мой обычный шаг. Прикидываю, подсчитываю проценты и варианты, стараюсь предугадать, что он сделает. Проходит не одна минута, я напряженно вслушиваюсь в темноту, улавливая любые, даже самые вполне логичные в этом месте звуки. Решаюсь.
- Кто здесь?
Ответом мне служит мое же, оборванное, поглощенное тьмой: "То десь".
Вздыхаю, облегченно, и нервно. Хочу смеяться. Смеюсь, мне хорошо. Оно ушло. То, что преследовало. Спокойно дальше иду домой, принимаю душ и ложусь спать.
Снова самый обычный день, без плохих новостей и событий, но и без радостных. Обычный рабочий день, обычные люди в транспорте, холодные и бесцветные взгляды, равнодушные ко всему окружающему... Я еду домой. Выхожу на своей остановке, вслушиваюсь и вглядываюсь в темноту тоннеля.
- Там ничего нет, глупая... Ничего и никого.
Дохожу до середины, не замечая ничего кругом, лишь бы скорее туда, на свет фонаря, и делаю очередной шаг вперед. И вдруг понимаю, что шаги уже раздаются спереди. Он прямо передо мной. Дышит мне в лицо, а не спину. Глаза обманывают, темнота только сгущается. Я не выдерживаю, срываюсь и бегу вперед, бегу, а оно остается позади. И только перед самым выходом я слышу мое же, поглощенное тьмой и обращенное ей же, шепчущее, холодным дыханием касающееся шеи: "Там. Ничего нет. Глупая. Ничего. Никого". И нервный смех. Мой, дневной давности. Мания?

@музыка: В. Цой - Печаль

   

здравствуйте, сейчас я сломаю ваш мозг. садитесь удобнее...

главная