Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
01:42 

Калима

Janos
Knochen verbrennen bei 760 C...
Калима


Иногда воспоминания подолгу не отпускают меня; будто и не они продолжают жить за мой счет, а наоборот; в мае, когда солнце едва прорывается сквозь темноту, откуда-то издали до меня доносятся запахи воспоминаний, нагоняя своей тяжестью в любой сутолоке и покрывая прохожих пеленой ирреальности, скручивая в тугие узлы дороги, по которым я, может быть, собирался пройти, а затем врываются в меня и все начинается сначала. Я заказываю выпить, уже не различая тех, кому говорю «мне это…», указывая в неясные строки меню, уже не понимая, что находится подо мной и что вокруг меня, испытывая чувство отторжение к бликам на витрине, к холоду, идущему из содержимого кружки к ее стенкам и, собственно, пиву, когда понимаю, что внутри кружки именно пиво. Сад Калима скидывает с себя одеяло дней в жарком июле, оголяется от снега декабрем, проезжает мимо в дорогих машинах, в шлейфе чужих шарфов, бьется синевато и глухо в венах напудренных шей, сад Калима продается в ломбарде, подается с горячим, втекает в меня, когда я глотаю, с пивом, как корабль дураков, седлающий хмель; в квартире, где на первом этаже господин С. разговаривает со своим котом, будто с господином, и его заискивания пронизывают этажи и доносятся к моей комнате, расположенной, кажется, между осенью и господином М., вид которого всегда почему-то рассказывал мне о горячке и асфиксии, - я сижу у закрытого окна и смотрю, как у входа метро проститутка покачивается на ветру, ее рука лежит на парапете, волосы смешались с ветром, как проезжают машины, как поднимаются и спускаются в переходы кто-то, как кто-то проходит мимо раскачивающейся проститутки, как кто-то поднимает глаза вверх и, возможно, разглядывает меня, и пытается вообразить, отчего я сижу у окна в доме, где господин С. разговаривает со своим котом, господин М. похож на асфиксию и где, собственно, проститутка арендует комнату на первом этаже, столь же серую, как моя, и где однажды мне приходилось быть, чтобы одолжить сахар… есть в этой жизни такие секунды, затерянные где-то в глубине и никогда не показывающиеся, если только мы не призываем их, как эта, когда я спросил у нее, нельзя ли немного сахара, и она впустила меня внутрь, и оказалось, что комната проститутки ничем не отличается от моей комнаты, и оказалось, что у нее есть сахар, как у других людей, а еще на кровати сидел плюшевый олень, как у других девушек, и обои у нее были такие, что даже не подумаешь, что здесь живет проститутка.
читать дальше

Комментарии
2013-07-28 в 04:05 

Iver N.
Чслапд чушвпчке оржыпршщо.
ух ты. хорошо..

   

здравствуйте, сейчас я сломаю ваш мозг. садитесь удобнее...

главная