18:38 

немного о яблоках.

в детском саду меня все уважали

черновой вариант. очень скучно, нудно, монотонно, длинно и невнятно.
всевозможные очепятки - результат работы в блокноте. заранее извиняюсь за свои кривые пальцы.

"И это - бомбоубежище?! Я-то думал, они все такие... ну, типа стальные, с большущими дверями, которые
с шипением отползают сторону. Лампочки вспыхиваю и гаснут... А тут только кусок гофрированного
железа, который засыпали землей и засадили сверху салатом."
© Т. Пратчетт

начнем с того, что все, написанное здесь - бред, от начала и до конца, и наилучшим решением было бы все это
скомкать и выбросить.

у меня нет ни малейшего шанса быть прочитанной и понятой, слышишь?
скомкай меня и выброси.

ладно. давай начистоту.

я вру, чтобы врать.
иначе я начала бы колоться.
и я люблю яблоки.

что насчет тебя - ты любишь яблоки больше меня. намного больше.
сначала они показались тебе гадкими. естественно, ведь тебя накормила ими женщина, вдвое старше тебя.
такая высокая, стройная, с копной длинных, спутавшихся черных волос. а еще у нее были длинные пальцы - такие длинные,
прямо как паучьи лапки. ты помнишь, как она играла на фортепиано, как эти самые пальцы, с обломанными-обкусанными
ногтями, накрашенными красным лаком, бегали по клавишам.
сущая ведьма.
ты такой ее помнишь, верно?
ты боялся дышать - думал, что если вздохнешь слишком громко, то волшебство рассеится. а в тот момент она казалась
тебе самой красивой женщиной на земле.
она нашла себе игрушку - ты ее боялся и боготворил одновременно.
еще ты помнишь паутину в углу, и старый скрипучий диван с истершейся обивкой.
и противные пятна на потолке. откуда они там, ты так и не узнал.

кажется, она тебя и заразила тем же, чем сейчас больна я.
а тебе тогда было всего тринадцать лет.

нет, я немного не с того начала.

стоило начать с того, что я боюсь смерти.
и знаю, что ты тоже ее боишься.

на протяжении того времени, что мы провели, общаясь друг с другом, я недоумевала, что же заставляет нас держаться
вместе.

мне сполна хватило одиночества. я сыта им по горло.
я оглядывалась по сторонам, искала того, за кого можно зацепиться и вроде как притормозить ход времени.
мне обязательно нужен тот, ради кого я должна жить.
ради кого я должна быть женщиной - краситься, причесываться, одевать хоть иногда юбку. тот, за кого я буду радоваться
и из-за кого буду плакать.

если такого человека нет, то я медленно начинаю терять человеческий облик.
я целыми днями сплю и ем, практически не выхожу на улицу. я становлюсь рассеянной, забывчивой, неуклюжей.
а еще грубой.
вечные синяки под глазами, растянутые свитера, слабость, больной живот.
ощущение, что меня выворачивают на изнанку. каждую секунду.
как я это ненавижу. как же я ненавижу одиночество.

есть люди - кошки, они самодостаточны, решительны. им никто не нужен - они сами выбирают себе "хозяина".
есть люди - собаки. они слабовольны, зато преданны, и готовы служить практически всем, кто согласен взяться за поводок.
ты сделал из кошки собаку.

что касается тебя - я не знаю, зачем ты цеплялся за меня, но факт остается фактом - ты цеплялся, отчаянно,
впиваясь в меня ногтями и зубами, и этими же ногтями/зубами был готов убить всякого, кто ко мне приблизится.
ты и правда всех убил - правда, мысленно.
зато медленно и мучительно.

убивать, быть убитым, или же убить самого себя. сколько вариантов дальнейшего развития событий!
за то, что ты убил кого-то мысленно, тебя не посадят.
а еще, если бы сажали за нарушение моральных принципов, я бы давным-давно оказалась за решеткой.

а потом нас разрезали, а ведь мы успели довольно прочно сростись.
сиамские близнецы.

я валялась в углу, истекая кровью.
подавленная и растоптанная.
слабачка. тряпка. чмо.

ты маялся бессонницей, начал курить, писал свои паршивые книжонки, хотя писать уже было не о чем.
ты выжимал свой мозг, как тряпку, надеясь добыть хоть каплю воды - свежую, еще не прожеванную тему.
и ты нашел способ избавиться от всех своих страхов. ну, по-крайней мере, тебе казалось, что ты его нашел.

обмануть время. уйти от назначенной даты.
кажется, мы не только параноики, но еще и фаталисты.

твоим спасением стали они.
яблоки.
тонкие, хрупкие, мягкие.
розовые и белые. теплые, стройные, гладкие.
кружевные и шелковые.
доверчивые, наивные. инфантильные.
плачущие, смеющиеся, так мило краснеющие.
такие светлые, чистые.
стерильные. аж до тошноты.

они сами напрашивались. да-да, они сами были виноваты.
виноваты во всем - в собственной глупости, в собственной привлекательности, а ты просто пытался выжить.
или это был не ты, а то, что сидело внутри, а?

вам все еще интересно?

маленькая справочка для тех, кто не понял, причем здесь яблоки

критика приветстуется.


   

здравствуйте, сейчас я сломаю ваш мозг. садитесь удобнее...

главная