в детском саду меня все уважали

черновой вариант. очень скучно, нудно, монотонно, длинно и невнятно.
всевозможные очепятки - результат работы в блокноте. заранее извиняюсь за свои кривые пальцы.

"И это - бомбоубежище?! Я-то думал, они все такие... ну, типа стальные, с большущими дверями, которые
с шипением отползают сторону. Лампочки вспыхиваю и гаснут... А тут только кусок гофрированного
железа, который засыпали землей и засадили сверху салатом."
© Т. Пратчетт

начнем с того, что все, написанное здесь - бред, от начала и до конца, и наилучшим решением было бы все это
скомкать и выбросить.

у меня нет ни малейшего шанса быть прочитанной и понятой, слышишь?
скомкай меня и выброси.

ладно. давай начистоту.

я вру, чтобы врать.
иначе я начала бы колоться.
и я люблю яблоки.

что насчет тебя - ты любишь яблоки больше меня. намного больше.
сначала они показались тебе гадкими. естественно, ведь тебя накормила ими женщина, вдвое старше тебя.
такая высокая, стройная, с копной длинных, спутавшихся черных волос. а еще у нее были длинные пальцы - такие длинные,
прямо как паучьи лапки. ты помнишь, как она играла на фортепиано, как эти самые пальцы, с обломанными-обкусанными
ногтями, накрашенными красным лаком, бегали по клавишам.
сущая ведьма.
ты такой ее помнишь, верно?
ты боялся дышать - думал, что если вздохнешь слишком громко, то волшебство рассеится. а в тот момент она казалась
тебе самой красивой женщиной на земле.
она нашла себе игрушку - ты ее боялся и боготворил одновременно.
еще ты помнишь паутину в углу, и старый скрипучий диван с истершейся обивкой.
и противные пятна на потолке. откуда они там, ты так и не узнал.

кажется, она тебя и заразила тем же, чем сейчас больна я.
а тебе тогда было всего тринадцать лет.

нет, я немного не с того начала.

стоило начать с того, что я боюсь смерти.
и знаю, что ты тоже ее боишься.

на протяжении того времени, что мы провели, общаясь друг с другом, я недоумевала, что же заставляет нас держаться
вместе.

мне сполна хватило одиночества. я сыта им по горло.
я оглядывалась по сторонам, искала того, за кого можно зацепиться и вроде как притормозить ход времени.
мне обязательно нужен тот, ради кого я должна жить.
ради кого я должна быть женщиной - краситься, причесываться, одевать хоть иногда юбку. тот, за кого я буду радоваться
и из-за кого буду плакать.

если такого человека нет, то я медленно начинаю терять человеческий облик.
я целыми днями сплю и ем, практически не выхожу на улицу. я становлюсь рассеянной, забывчивой, неуклюжей.
а еще грубой.
вечные синяки под глазами, растянутые свитера, слабость, больной живот.
ощущение, что меня выворачивают на изнанку. каждую секунду.
как я это ненавижу. как же я ненавижу одиночество.

есть люди - кошки, они самодостаточны, решительны. им никто не нужен - они сами выбирают себе "хозяина".
есть люди - собаки. они слабовольны, зато преданны, и готовы служить практически всем, кто согласен взяться за поводок.
ты сделал из кошки собаку.

что касается тебя - я не знаю, зачем ты цеплялся за меня, но факт остается фактом - ты цеплялся, отчаянно,
впиваясь в меня ногтями и зубами, и этими же ногтями/зубами был готов убить всякого, кто ко мне приблизится.
ты и правда всех убил - правда, мысленно.
зато медленно и мучительно.

убивать, быть убитым, или же убить самого себя. сколько вариантов дальнейшего развития событий!
за то, что ты убил кого-то мысленно, тебя не посадят.
а еще, если бы сажали за нарушение моральных принципов, я бы давным-давно оказалась за решеткой.

а потом нас разрезали, а ведь мы успели довольно прочно сростись.
сиамские близнецы.

я валялась в углу, истекая кровью.
подавленная и растоптанная.
слабачка. тряпка. чмо.

ты маялся бессонницей, начал курить, писал свои паршивые книжонки, хотя писать уже было не о чем.
ты выжимал свой мозг, как тряпку, надеясь добыть хоть каплю воды - свежую, еще не прожеванную тему.
и ты нашел способ избавиться от всех своих страхов. ну, по-крайней мере, тебе казалось, что ты его нашел.

обмануть время. уйти от назначенной даты.
кажется, мы не только параноики, но еще и фаталисты.

твоим спасением стали они.
яблоки.
тонкие, хрупкие, мягкие.
розовые и белые. теплые, стройные, гладкие.
кружевные и шелковые.
доверчивые, наивные. инфантильные.
плачущие, смеющиеся, так мило краснеющие.
такие светлые, чистые.
стерильные. аж до тошноты.

они сами напрашивались. да-да, они сами были виноваты.
виноваты во всем - в собственной глупости, в собственной привлекательности, а ты просто пытался выжить.
или это был не ты, а то, что сидело внутри, а?

***
сегодня небо особенно низкое и серое.
сегодня трамваи показались мне огромными желто-белыми червями, лениво и неуклюже тянувшими свое грузное жирное тело
по рельсам.
а когда попадаешь в темное, жаркое, душное чрево этого червя, ты начинаешь понимать, что есть ад.

иногда я жалею, что я - одушевленный предмет, наделенный, к тому же, самосознанием.
иногда я жалею, что не могу просто взорваться. я бы без всякого сожаления рванула в трамвае - и унесла бы за собой
в тартары толстых теток, занимающих сразу пол-трамвая, крикливое старичье, матерящихся пьяных мужиков.
и был бы мир во всем мире.

и я не боялась бы смерти.

мы все живем в недалеком прошлом.во всем виноваты наши органы чувств - они работают с маленькой погрешностью.
а я еще вдобавок ко всему постоянно переживаю заново события, произошедшие несколько лет назад.
я не хочу застрять в прошлом.

и вот, мы снова вместе.
здравствуй.

мы сидим вдвоем в камере-черепушке.
только вот в чьей? в твоей или моей?
честно говоря, я уже не помню, кто кого выдумал.

ты, конечно же, думаешь, что все по-прежнему: ты ссоришься с гардеробом, пугаешь отражения в зеркалах, треплешь
маленькое черное существо по голове.
выпиваешь чашку крепкого чая/кофе, торопливо натягиваешь куртку и идешь на работу.
сильный, самоуверенный.

раньше ты считал, что твоя работа - писать книги, а теперь...
а теперь ты убиваешь людей.
как можно извращеннее.

я тебя давно простила.

я умудрилась простить тебе все - и то, что ты без разрешения залезал ко мне в голову, в мои мысли, в мои сны.
то, что из-за тебя рухнула вся моя защита, с таким трудом выстроенная. о, я думала, она крепкая.
то, что из-за тебя все мои убеждения, вся моя крутость и независимость тоже рухнули.
то, что ты чувствовал ко мне то же самое.
то, что ты стал объектом моей ненависти, а я - объектом твоей.

раны затянулись.
множество событий были стерты из памяти.
мы не мертвы, но мы...
знаешь, сейчас мы сидим в пустой комнате с голыми бетонными стенами. я молюсь, чтобы в этой комнате никогда не
появлялись зеркала - иначе прийдется принять поражение, вернуться в реальность.
я думаю, если бы мы начали размножаться, то, со временем, наши потомки стали бы крысами.
они бы ослепли, отупели, отощали. они бы обозлились, они были бы готовы разорвать и сожрать любого, вошедшего сюда.
а потом и друг друга. ведь у крыс нет моральных принципов.
они бы зверели, почуяв запах крови. они перестали бы понимать человеческую речь.
бессмысленно переползающие на четвереньках из угла в угол. валяющиеся в собственном дерьме и останках тех, кого
еще не успели съесть.
многочисленные. гадкие. мерзкие. уродливые.
истинные крысы.

вполне возможно, что мы тоже скоро станем такими.
ведь мы оба - черствые, лживые твари. или это не мы, а то, что гниет внутри нас?
в любом случае, у нас практически нет шансов остаться теми, кем мы были до того, как попали сюда.

нам было отмерено время. место во всеобщей истории.
небольшое, но все же.
мы его продали.
ты, конечно, можешь раскаяться.
надеяться на спасение души и бла-бла-бла.

позади у нас - миллионы моральных преступлений.
лучше бы мне заломали руки и посадили в клетку.

впереди - ничего. пустота, темнота.
холод, смерть, отчаяние.

это - плата за яблоки.

пора бы задуматься, а нужны ли были нам яблоки?
правда ли то, что мы отдали за них - равноценно им?
мы отдали все за осознание того, что:
без тебя нет меня.
без меня нет тебя.
мы - это один целый организм.




ЯБЛОКО — плод дерева жизни, символ жизни и первородного греха. Символ посвящен Церере — римской богине, насылающей на людей безумие и влечение к противоположному полу, которое зачастую оборачивается ужасными трагедиями.

В то же время образ "яблони в цвету" — символ чистой, светлой и долгой любви, воспеваемый в произведениях, представляющих романтическое направление в искусстве.

По-разному толкуется яблоко как символ семейных отношений и отношений между мужчиной и женщиной, готовящихся заключить брак. Во втором случае яблоко — символ надежды.

Яблоко также ассоциируется с одним из символов царской власти — державой, тем самым подчеркивается, что правитель держит в руках — фигурально выражаясь, властвует — символ земли.

Русская традиция по-своему толковала образ и символику яблока. Известно, что на могилу умершего клали зеленое яблоко, что должно было свидетельствовать о сохранении в памяти живых облика умершего и напоминать о том, что жизнь на земле продолжается. Прижилась на Руси и пословица о том, что "яблоко от яблони недалеко падает", т. е. дети идут по стопам своих родителей, зачастую повторяя их ошибки и просчеты.

Яблоко ассоциируется с неразгаданными тайнами рождения, смерти и пр.

Своеобразный символ одного из самых крупных мировых центров урбанизации — Нью-Йорка (США). Здесь яблоко — символ огромного механизма, цельного и сплоченного, результативного, олицетворяющего собой мир в некой миниатюре.

В то же время яблоко открыто всевозможным воздействиям извне: оно беззащитно перед черными магическими силами, в образе которых выступают как потусторонние силы, так и силы природы и общественные противоречия.

Источ.: Энциклопедия символов, знаков, эмблем. М., 1999.

критика приветстуется.